Los lobos. Sonrisa de la muerte.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Los lobos. Sonrisa de la muerte. » Нейтральные земли » Кант фронтера - граница


Кант фронтера - граница

Сообщений 21 страница 40 из 67

1

Пограничные метки, разделяющие территории двух стай. Здесь каждый день, а то и чаще, проходит патруль. Граница проходит по холмам, покрытым смешанным лесом.
Дичь: зайцы, куропатки, лани, кабаны
Стоит опасаться: кабана-секача, медведя и патруля другой стаи

0

21

Холодный дождь бил в глаза, маленький Филонтас шел, перебирая лапами. Он давно не ел и очень устал. Будучи промокшим, Фил очень хотел где-нибудь укрыться, отдохнуть, но он понимал, если  остановится, то  погибнет. Вдруг волчонок услышал, как кто-то разговаривает, выйдя из-за кустов, он увидел двух волков: коричневатый с пятнами и белый. Они болтали между собой, но о чем, Фил понять не мог. Он понимал, что если покажется этим волкам, то они могут его растерзать, но это был единственный шанс найти помощь просто потому, что это была бы более лёгкая смерть, нежели от голода.
Филонтас вышел к ним, они резко повернули голову к нему и он уже не в силах стоять плюхнулся на мокрую землю и с надеждой смотрел сначала  одного волка, потом на другого...

__________________
извиняюсь что так мало написал, меня немного отвлекают.

Отредактировано Филонтас (29-12-2012 22:40:47)

0

22

Действительно ответ белого волка заставил волчицу порассуждать. Почему его звали Дым? Сейчас узнаете.
- Ты сам дал себе это имя? - спросила пёстрая, потом добавила, увидев куда смотрит Дым. - Можешь охотиться за ним... Он уже покинул территорию Шелеста трав
Дым ещё немного посмотрел на неё, просто и спокойно. Удивление на его морде явно было незаметно. Наверное думал ответить на вопрос или нет. А ушастый прыгун его сейчас не интересовал и вовсе.
- Нет. Мне его дали отец и мать. Я тоже долго интересовался почему. А всё оказалось проще простого. У меня есть одно, так сказать - умение. Если посмотреть на меня... - Дым встал и сделал поворот, словно стоял на подиуме, как модель, показывая свой наряд.
Белая шёрстка казалась очень чистой и пушистой. Она придавала волку лишний объём из-за чего он и казался очень мускулистого телосложения, мощного, крепкого. На самом деле так оно и было. Самец и был очень хорошего телосложения, крепок, да силён. Но никто неидеален.
- Я белый. Белый, словно туман. Словно бледный дым. И эти природные явления служат мне маскировкой. Если я спрячусь в тумане или дыму, то найти меня будет сложно. А то, и вовсе невозможно...
Матёрый волк стоял и смотрел в землю, после чего перевёл взгляд на Китлали.
Внезапно из-за кустов вышел маленький волчонок. Он выглядел уставшим. С виду ему можно было дать полгода, вероятно так и есть. Окрас ещё непонятен, он ведь ещё малыш.
Дым резко повернул голову в сторону волчонка, когда тот вышел из зарослей. Сказать, самец ничего не сказал. А что ему вообще было говорить? В том то и дело, что ничего.
Малыш бухнулся на землю и с надеждой в детских глазах смотрел по очереди с волка на волчицу.
Дым молчал. А что на счёт пёстрой Китлали?

очередь

Китлали, Филонтас, Дым

Отредактировано Дым (30-12-2012 13:59:58)

0

23

- Нет. Мне его дали отец и мать. Я тоже долго интересовался почему. А всё оказалось проще простого. У меня есть одно, так сказать - умение. Если посмотреть на меня... 
Белый самец слегка повернулся, внимательные глаза Китлали целиком охватили его фигуру. Ну, одна из версий пестрой волчицы оказалась верной - перед нею очередной случай, когда имя волку дали по окрасу. Он был пушистый и светлый -  значит, дым. Ясно как день. Китлали слегка усмехнулась - уже в который раз за этот разговор!
- Я белый. Белый, словно туман. Словно бледный дым. И эти природные явления служат мне маскировкой. Если я спрячусь в тумане или дыму, то найти меня будет сложно. А то, и вовсе невозможно...
- Хе-хе, был бы ты с нами, когда мы шли на хомбрерос...- Китлали улыбнулась, но все равно по настроению в ее глазах, которое появились вместе с упоминанием о племени людей, было видно, что с этим у молоденькой волчицы связано больше грустных воспоминаний - они же вечно дымят.... брр
Волчица сморщилась от простых воспоминаний о человеческом костре - очень уж резким и противным был этот запах для Китлали. А ведь она же эспиарка -ей еще сколько в логово людей лазать и глотать этот дым!
Tут опять случилось что-то странное -новый запах. Зайца они уже забыли, но сейчас кажется было кое - что более серьезное. Волчонок. Маленький, усоудавший, явно тоже из одиночек. Китлали посмотрела на волка - не с ним ли это? Да нет, не похоже...
- Откуда ты?-удивленно спросила волчица у мелкого.

0

24

Растрепанный волчонок, усталый и весь измазанный, лежал и ждал своей участи, у него очень сильно дрожали хвост и лапы. Даже если не присматриваться, можно было увидеть, как его глаза наполняются страхом, но одновременно ему было очень любопытно и интересно, что будет дальше. И только из-за этого чувства Филонтас не вырубался и не пытался куда-либо убежать и спрятаться, хотя даже если бы он попытался он все равно бы не смог.
Оба волка смотрели на маленького Филонтаса с неким удивлением. Он думал, повезло ли ему что он до сих пор цел или нет, но взгляд у его новых знакомых были явно не агрессивные, а удивлённые и шокированные.
Филонтас подумал, а не голодными глазами все же они на меня смотрят.
Волчонок заметил обращенный на него взгляд волков, он немного успокоился. Волчонок хотел бы попросить помочь ему, но он понимал, что это выглядело как то не так... Все же он надеялся что они все поймут.

- Откуда ты? -удивленно спросила волчица.
- не знаю, я заблудился уже давно, а мои родители... -волчонок резко закончил фразу, Филонтас знал что случилось с его родителями, но говорить об этом не хотел, хотя волки и так все поняли.

0

25

- Хе-хе, был бы ты с нами, когда мы шли на хомбрерос... Они же вечно дымят.... брр, - Китлали улыбнулась, потом поморщилась.
Да, видимо от глотания дыма она была не в восторге. А кому это нравилось?
Вот только здесь Дым отличался от всех. От всех, кого он знал и не знал. Самец умел прятаться в дыму и тумане, и они не причиняют ему никакого вреда, даже никакого неудобства. Волк мог дышать как кислородом, так и дымом, и туманом, и в общем всей этой гарью. Это у него с рождения.
- Откуда ты? - спросила Китлали появившегося волчонка.
В это время малыш лежал и вероятно ждал своей очевидной участи, у него очень сильно дрожали хвост и лапы. Волчонок был растрепанный, усталый и весь измазанный. Конечно он боялся и Дыма, и Китлали. Они ведь служили ему опасностью и неизвестностью.
- Не знаю, я заблудился уже давно, а мои родители... - волчонок резко закончил свою фразу.
То, что случилось с его родителями было банально. То-есть их также постигла смерть, как и многих других живых существ. Всё было, есть и останется естественным.
- Не бойся. Мы не причиним тебе вреда, - начал было Дым.

0

26

Услышав объяснение волчонка, Китлали не удержалась от того, чтобы покачать головой - этого маленького, несмышленого комочка шерсти было невыносимо жаль. Мало того, что он еще в детстве столкнулся с жуткой трагедией - потерей всех своих близких, так еще и потерял всякую надежду на не только хорошую, но и даже просто нормальную жизнь! Пестрая волчица еще никогда не была матерью, даже больше того -  срок ее полового созревания еще только должен был наступить в будущем, правда, недалеком. Возможно именно их-за материнского инстинкта, который сейчас только начинал пробуждаться, волчица, сама не зная причины, жалела беднягу еще сильнее.
- Не бойся. Мы не причиним тебе вреда - Отозвался белый самец. Ну конечно же, он ни кто иной как такой же одиночка, должен понимать волчонка лучше всех... хотя, почему, впрочем, "такой же"? Эта простая и вместе с тем внезапная мысль буквально поразила Китлали, этот генератор неожиданных идей и магнит для нелепых приключений и глупых ситуаций.
- Как тебя зовут и что ты собираешься делать дальше?-  серьезно спросила пестрая и тут же обругала себя за нелепый вопрос. Откуда такому щенку знать о своих дальнейших планах? Он же ведь и пришел-то сюда больше от безысходности, а она... Впрочем, эти мысленные укоры не мешали волчице подумывать новый только что созревший в ее голове план...

Отредактировано Китлали (06-01-2013 00:02:06)

0

27

-------------------Начало игры
Неожиданно разбушевавшаяся погода рушила все планы Бронна, заставляя его то и дело искать укрытие от дождя и ветра, отходить с намеченного курса. Выбор серого предстоял тяжелый, ведь он шел в логово к своим врагам не просто так, он шел для того, чтобы просить чужую стаю принять бывшего сколла Теней. Но сейчас волк вынужден был сидеть под старым поваленным деревом и смотреть, как под лапы стекается холодная вода, пузырясь, давая пену. Лесная живность уже давно попряталась по норам, сидит в тепле и дремлет под звук дождя, прижавшись к своим сородичам. А Бронн забыл уже, когда был полностью спокоен и чувствовал себя в безопасности. Можно с уверенностью сказать – жизнь одиночки ему не стала по вкусу и, если бы он не был так горд, то остался бы в Тенях, жил бы как прежде, только с должностью пониже. Живут и с поражением и даже с более позорным, чем у него. Зато сейчас сидел бы бок о бок со своими, грелся их теплом и был бы сыт. Как оказалось, охотиться в стае намного проще, чем добывать пищу одному.
Волк сидел тихо, прислушиваясь к завыванию ветра, что менял направление падающей воды, к шуму дождя. Вид его был отрешенный, но собранный и целеустремленный. Где-то глубоко в себе, серый уже все решил, вот только забыл сказать об этом своему внешнему «Я». Он привык принимать решения в одиночестве, что же будет, когда он встретится с другими?
Черный нос почуял чей-то слабый запах. Уши-локаторы заходили по сторонам, пытаясь уловить хоть малейший посторонний звук. Это был определенно волк. Волчица. Бронн целый год избегал своих серых собратьев и теперь, возможная встреча с представителем своего вида, немного пугала бывшего сколла. Он всматривался в дождь, пытаясь различить силуэт, прислушивался, надеясь услышать хотя бы хруст ветки, что угодно, что выдало бы местоположение незнакомки. Бронн был недвижим, и в своем виде мог бы сойти за лешего или кикимору (если бы волки знали об этих персонажах): шерсть свалена в грязи, к боку прилипли прошлогодние листья, из хвоста торчат какие-то сухие ветки, и взгляд зеленых глаз, неподвижный и проницательный.

0

28

Она стояла в грязи по самые пясти и не двигалась, подняв острую морду к небу и чувствуя, как холодные струи текут по телу. Самка не чувствовала ни отвращения, ни холодна. Было просто все равно. Она уже устала от этих постоянных переходов, постоянного голода и стремительного ухода с места утреннего или вечернего лежбища. Идти дальше было просто некуда. Где бы она ни была, нигде она не чувствовала себя как дома. Уже около месяца она ни с кем не разговаривала. Её последняя встреча со своим сородичем была в начале марта, примерно тогда она последний раз видела сестру. Эта маленькая мерзавка сбежала, подталкиваемая желанием и половым созреванием. Была весна и юной волчице хотелось внимания и любви.
- Надеюсь, она не угодила в когти какого-нибудь опасного хищника. И не стала жертвой странствующего одиночки, который просто попользовался ею. Ох, мелкая,- Вена тяжело вздохнула, опуская морду. Но тут же в душе её вспыхнул гнев. Последние несколько месяцев она только и думала, что о благосостоянии сестры. Надоело! Не хочу больше! Из горла вырвался тихий рык, и одиночка клацнула зубами. Снова нужно было двигаться. Идти вперед, не думать о том, что было позади и надеяться на лучшее впереди.
Осторожно вытащив лапы из грязи, Вена переступила и легкой рысью двинулась вперед. Она мягко ступала на землю, не издавая практически не звука, и если бы не шлепки грязи, которые почти заглушались шумом дождя, то казалось бы, что самка совсем не двигается. В какой-то момент, лапы вязнущие в жиже изрядно устали и стоило сделать остановку. Хотя бы ненадолго. Нос уловил несколько разных запахов, предупреждающих о территориях стайных волков. Это были метки стаи Серых теней и Шелеста трав. Да, за свое пребывание одиночкой на этих землях, она выяснила с кем соседствуют и какие опасности от каждой стаи могут её поджидать. Подбежав к одному из деревьев, Вена принюхалась и чуть вильнула хвостом
- Шелест трав. Да, здесь можно будет остановиться,- и глядя перед собой, волчица двинулась вперед, к раскидистому дереву под которым жаждала найти укрытия. Однако, чем ближе она была, тем большая тревога зарождалась в её душе. Там кто-то был. Зеленые глаза лишь еле видимым отблеском обозначали нахождения незнакомца. Самка замедлила свой ход, отвела уши назад и стала принюхиваться. Запах был чужим, волчьим. Дернув хвостом, ещё замедлилась и почти кралась, приближаясь по дуге к дереву. Подойдя на достаточное расстояние, чтобы дождь уже не лупил по спине и голове, волчица замерла, с настороженностью смотря на огромного, а для неё он было огромен, серого зверя, так же пристально смотрящего на неё.
- Доброй охоты, незнакомец,- тихо, почти сливаясь с голосом дождя, произнесла она.

+1

29

Ждать пришлось совсем не долго.
«А вот и незнакомка».
Небольшая, даже скорее миниатюрная, светлая волчица с любопытством уставилась своими желтыми глазами на Бронна. Ее длинные, худощавые лапы были в грязи. И только. Сама волчица оставалась чистой, цвет шерсти можно было разобрать, чего не скажешь о сером, сидевшем в луже уже целый час, упиревшись спиной о грязный ствол поваленного дерева. Бывший сколл, по прежнему, был неподвижен, шевелил одними только ушами и, не отрываясь, смотрел на Венатрикс, как будто и вовсе думал не понятно о чем и слушал, только ему слышимые звуки.
- Доброй охоты, незнакомец.
Голос. Как давно он не слышал чужой волчий голос. Бронн вздрогнул от него, как будто услышал, как неподалеку сошла лавина, или огромный медведь ломает деревья совсем поблизости. Тело волка напряглось, уши подались вперед, собрались складки на лбу, и он медленно поднялся с мокрой лужи. Хвост же висел безжизненно, набравший в себя воду, стал тяжелым.
Бронн молчком подходил к волчице, наклонив свою голову так, что бы его глаза были на одном уровне с ее. Принюхался. Нет, она не была ни из Шелеста, ни из Теней, чего так не хотелось бы серому, а значит, ничего нежелательного не должно случиться.
- Я не незнакомец, - голос волка был тих, но четок, как голос офицера, отдающего приказ, - Я Бронн.
Серый выпрямился, теперь он выглядел заметно выше ее и крупнее в разы. Беспардонно он обошел волчицу кругом, не стесняясь обнюхивать мокрую шерсть, насторожившись от того, что такая хрупкая волчица возможно бродит не одна, а с поддержкой одиночек. Но ни посторонних звуков, ни запахов (не считая меток повсюду) больше он не учуял.
- Охоты? Только если считать охоту на тебя. Но, ты пришла сама ко мне в лапы, - Бронн задумался и посмотрел куда-то вдаль, - Вот только что мне теперь с тобой делать…
Обойдя ее кругом, серый сел напротив нее так, что она скрывалась от дождя под деревом (насколько это было возможно), а Бронн попадал как раз под ливень. Но волка, уже промокшего до нитки, это ничуть не смущало. Холодная вода стекала ручьями по его длинным бакенбардам и подбородку, а листья, прилипшие к его боку, упали под напором дождя. Так они сидели на границе, разделяющей холодный дождь от весьма сомнительного, но, тем не менее, укрытия.

+1

30

Голос волка был сух, непонятно сух в такую дождливую погоду. Движения его были тяжелыми и размеренными, он как будто на мгновение задумывался перед тем, как сделать следующий шаг. Весь он напоминал тучу. Серую, гнетущую, грозную. Вена позволила себе нервно дернуть кончиком хвоста, когда самец обходил вокруг неё. Его речи несколько смущали её и приводили в недоумение. От него не исходило угрозы, шерсть на загривке не была поднята, да и вид у него был вполне спокойный. А странный разговор, который он вел, шел в разрез с действиями.
- Охота на себе подобных? А вы что же, каннибализмом балуетесь? Мне казалось, что это уже пережиток прошлого,- говоря о себе как о еде, хоть и косвенно, волчица чувствовала в горле неприятный осадок. Она зябко передернула плечами, не от холода, а скорее от мерзкого ползущего тонкой струйкой страха, который полз по позвоночнику и хотел подобраться к шее. Стряхнув его массивным движением, самка отошла подальше к дереву, а точнее попятилась, и села, смотря на мокнущего под дождем.
- Мое имя Венатрикс...- произнеся это совсем тихо, волчица чуть протянула морду и принюхалась. Несмотря на дождь, который смывал все возможные запахи, она смогла уловить его запах. И только его, а значит он был одиночкой. Другими волками от него не пахло. может быть когда-то и он был в стае. И он терся своей шкурой о шкуры сородичей перед охотой, прижимался к ним в лютые холода, но сейчас нет. Как минимум полгода рядом с Бронном не было близких ему волков.
- Ох, как же мне знакомо это чувство... можно посчитать себя абсолютно свободным. Свободным от правил, запретов, чужих запахов. Но при этом, ты как будто обделен, как будто у тебя забрали какую-то очень важную частичку тебя, твоей души. То, что ты мог бы иметь, но не имеешь.
- Почему ты здесь? На границе территорий двух стай? Разве не должен одиночка сторониться патрулей?

0

31

По-видимому, волчица все же его боялась, несмотря на то, что держалась вполне уверенно. Отступив назад, хищница села, не сводя взгляда с серого, с любопытством стала осматривать. Ее интерес к своей персоне Бронн не мог оставить незамеченным.
- Охота может быть не только на пищу, - волчара широко улыбнулся, подняв, как в оскале губы, обнажая клыки, и чуть заметно мотнул в сторону тяжелым мокрым хвостом.
Глаза его сощурились и стали тоненькой щелочкой, через которую он пытался что-то рассмотреть в волчице.
Свыкнуться с новым обществом оказалось не так уж и трудно, скорее наоборот. Бронн отряхнулся, роняя с шерсти мусор и капли воды и, виляя хвостом, как будто по приглашению, зашел под дерево.
- Прости мои манеры, совсем разучился общаться с дамами. Я могу здесь быть по множеству причин. Возможно, я заблудился, застигнутый врасплох этим скверным дождем, может у меня поручение или информация, которую я должен передать одной из стай, а может быть я здесь по той же причине, что и ты, одиночка?
Недолго колеблясь, он сел бок о бок со своей новой знакомой, касаясь своей мокрой, грязной шерстью ее светлого бока. От живого тела сразу стало теплее и как-то спокойнее. Но насладиться моментом по полной Бронну не удалось, к сожалению, и, возможно, к счастью самой самки. Не каждая хочет, что бы к ее боку прислонялся чужак.
Все произошло так неожиданно, что Бронн не сразу сообразил, нужно ли бояться или нет. В сухое дерево, что стояло по соседству, попала молния, и, несмотря на дождь, ствол вспыхнул и стал валиться на то место, где сидели волки. Из-за шума дождя и по тем обстоятельствам, что горящее дерево было не видно хищникам, падение ствола оставалось незаметно до того момента, пока оно не стало проламывать ветви волчьего «укрытия», что было в виде раскидистого дерева. Обернувшись, глазам Бронна предстала ужасная картина. Медленно затухающее пламя приближалось к нему, инстинкты подсказывали, что надо давать деру, но тело как будто парализовало на мгновение. Тем не менее, удалось отпрыгнуть и, поджав хвост, отбежать подальше, а потом наблюдать природное явление. А волчица? Рядом ее не было, когда горящий ствол упал на место, где секундой ранее спокойно сидели волки, ждали окончание разбушевавшейся стихии.
- Венатрикс? – тихо позвал Бронн.
Сначала осторожно волк сделал шаг, а потом резко рванул к тлеющему дереву, и сразу нашел волчицу, чья задняя лапа была придавлена стволом. Благо, ствол горел не весь, а только его верхушка, поэтому ожогов она не получила никаких. Бронн склонился над волчицей, слушая дыхание, желая убедиться, что она жива.

0

32

В одно мгновение, как будто очнулась от гипноза этих зеленых глаз. Очнулась, когда мокрая шерсть волка, коснулась её не менее мокрого бока,сажая на светлую шерсть остатки природного мусора, имевшиеся на её хозяине. Вена отвела уши назад и слегка приподняла верхнюю губу, как будто в недовольстве. На самом же деле просто в недоумении и скорее удивлении, вызванном поступком серого. Отвечать на вопрос прямо он не пожелал. Лишь дал пищу для размышления и никакой точности. Возможно это и правильно. Нельзя первому встречному рассказывать о своих планах и намерениях, ведь кто-то может и позавидовать, испортить.
- Пожалуй, мой вопрос был бестактен... Он конечно чужак, но мало ли, какое дело у него может быть,- конечно, в какое-то определенное дело к стаям, Вена не верила, ибо одиночки не склонны быть ни голубиной почтой, ни бесплатным шпионом. А вот версия про дождь ей понравилась куда больше. Ведь и сама она частично была застигнута врасплох дождем и размытой землей, которая превращалась в грязь и мешала быстрому и легкому передвижению.
Со спины раздался треск и неприятный шум. Запах гари резко ворвался в ноздри, когда падающий ствол был уже слишком близко. Зрелище это было пугающим, но дико завораживало. Пламя, лижущее своими языками иссушенное дерево, принимающее в свои объятия, оно было прекрасно. Возможно из-за своей глупости, а может впечатлительности, Вена не успела вовремя отпрыгнуть. А когда она опомнилась, то дерево уже рухнуло, придавив заднюю лапу ближе к крупу, полностью обездвиживая животное. Удар получился не сильным, но оглушительным. Волчица упала и ненадолго отключилась.
Как из трубы, раздался голос. Мужской, грубый голос, но называл он её имя. Кое-как приоткрыв глаза, самка присмотрелась. Из расплывчатой темноты были видны лишь яркие, зеленые глаза. Они больше походили на светлячком ночью, только не разбегались в разные стороны при малейшем испуге.
- Да...,- подала голос Вена, пытаясь приподняться.

Отредактировано Venatrix (17-01-2013 16:56:29)

+1

33

Волчонок весь дрожал, замерзший и очень голодный. Он медленно и очень неряшливо поднялся и сел смотря на волчицу и волка. Его лапы гудели, а глаза закрывались от усталости, Филонтас понимал, что долго он не протянет и упадет без сознания.
-Как тебя зовут и что ты собираешься делать дальше?-  серьезно спросила волчица. Этот вопрос ошарашил Филантаса, он не знал ответа на этот вроде бы легкий вопрос. Волчонок посмотрел на волчицу, думая что она издевается над ним, ища в ее взгляде, что-то, хоть что-то напоминающее насмешку, но там было сострадание.
"Наверное просто случайно сказала" Подумал он, и понял, что надо ответить, хоть что-нибудь, ото это молчание очень давило.
-Я не знаю, и не могу представить что дальше будет со мной. Я даже не знаю как добрался сюда...- писклявым голосом ответил Филонтас. И опять плюхнулся на землю,  растопырив лапы и смотря желтыми глазами на волчицу.
-Что со мной будет? - Сказал волчонок, жалким, писклявым и очень жалобным голосом.

Отредактировано Филонтас (17-01-2013 20:58:44)

0

34

Спустя год решиться на общение с волком, и тут же потерять собеседника. Бронна это не устраивало. Лишать себя такого удовольствия не хотелось. Хотя, его разве кто-то спрашивал?
Волчара опустил к Вене морду, а хвост его замер прямой линией в напряжении и ожидании. Серый ждал ее слов или желал хотя бы почувствовать слабое дыхание. После того, что случилось, и кости могут оказаться переломанными. Но Венатрикс тихо ответила, пытаясь приподняться, отчего хвост Бронна довольно дернулся в сторону.
- Все в порядке? Выбраться сможешь?
Серый понятия не имел, как он может ей помочь. А еще он не знал – стоит ли ей помогать или лучше оставить все, как есть. Но тогда придется вновь оставаться одному. В гнетущей тишине и безмолвии. Раздумывая, Бронн прижал уши, и, наконец-то приняв решение, стал сновать вокруг волчицы, ища выходы из сложившейся нелегкой ситуации.
Он осторожно уперся лапами в ствол, попробовав его сдвинуть с места. Массивное дерево не поддавалось. Мало того, Бронн, боялся что таким способом можно повредить ее лапу.
- Так значит, одиночка пришла на границу, что бы вступить в стаю?
Можно было прекрасно воспользоваться моментом, что бы задавать любые вопросы, незнакомка бессильна, ее действия ограничены, а в разуме поселился страх за свою жизнь. Не тот вариант, что бы скалить клыки.
Бронн лег рядом, попытался рыть земляную жижу, в надежде если не убрать дерево сверху, то вытащить лапу снизу. Волчица была уже вся в грязи, тем не менее, красоты ее это не портило.
- Да, я бы бился за тебя, - вдруг волчара ухмыльнулся, глядя на нее, но продолжил рыть дальше, - Там, откуда я родом, за самок устраивают бои. Прекрасная традиция, ты так не считаешь?
Он не хотел говорить о бывшей стае, о состайниках, он забывал их имена, но правила ему нравились, он всегда будет помнить то, как его учили себя вести.
Серые лапы утопали в грязи, Бронн стал яростнее разгребать земляную «кашу», рывками передних конечностей, отправляя ту в сторону.
Где-то опять сверкнула молния и послышались раскаты грома, однако небо, казалось, стало уже намного светлее.
- Надеюсь, непогода скоро пройдет.

+1

35

Китлали неожиданно для Дыма и самого волчонка задала глупый вопрос. Что же может делать замёрзший и голодный малыш дальше? Но всё-таки его дальнейшее действие было надеяться на поддержку хотя бы от Дыма или Китлали.
- Что со мной будет? - пропищал волчонок.
И тут волк вспомнил, как была нужна помощь ему самому. Он вспомнил, что Алрой не оставил маленького беленького комка шерсти погибать, а взял к себе, воспитал и вырастил, как собственного ребёнка, сына. Дым чувствовал, что теперь настала его очередь помочь такому же маленькому и светленькому, беззащитному волчонку, как этот.
Малыш звал о помощи, он в ней нуждался и ему надо было помочь. Неважно как. Главное, чтобы он больше не пищал и не ныл...
- Всё будет хорошо, - самец подошёл к малышу и навис над ним, словно белая пелена облаков дыма, готовая защитить его от всякой беды и опасности. - Мы обязательно тебе поможем, не так ли Китлали? - взгляд золотистых глаз устремился в сторону пёстрой волчицы.

0

36

Выбраться. Выбраться было бы не плохо, но кажется именно этого волчица и не могла, по крайней мере сама. Она пару раз дернулась, пытаясь встать, но задняя лапа отдалась тупой, давящей болью. Не удивительно, ведь огромный ствол плотно придавил её к земле, пожалуй похлеще земного притяжения. Кстати говоря о притяжении, Вене было очень странно, что волк остался. Похоже он был тоже напуган горящим деревом, но почему то решил сделать выбор в её сторону и помочь. Хотя как сказать помочь. Самец начал суетиться рядом, пытаясь сдвинуть дерево. Но естественно, разница масс была слишком значительной и к сожалению не в пользу хищника.
- Черт, может сказать ему, чтобы уходил и не тратил со мной времени? Нет! Нет, я не хочу умирать. Все таки он сильный и мало ли чего придумает, - и кажется придумал, только не то, что хотела бы самка. Он решил позадавать ей вопросы. Возмущению светлой просто не было предела. Она опустила уши и недовольно оскалилась на него. Затылок начало припекать от тепла, которое исходило от горящего дерева. Такая близость огня придала злости Вене и она недовольно щелкнула зубами около лапы волка, когда он стоял рядом.
- А ты не мог бы, потом задавать свои вопросы?! Я сейчас сгорю, а он тут допросы устраивает!- её голос был полон возмущения и надежды на то, что Бронн ей поможет. И тут в его темную голову пришла просто гениальная мысль. Он стал резко работать лапами, загребая как лопатами и отбрасывая назад размякшие куски земли. Грязь летела во все стороны, попадала на шкуру волчицы, но той было явно не до красоты. Почувствовав, как тяжесть на лапе потихоньку ослабевает, Вена начала судорожно дергаться, вкладывая как можно больше сил.
- Давай, давай. Кажется у тебя получается,-попыталась ободрить волка самка, а сама тем временем уперлась лапами в жижу и попыталась вылезти. Почва под лапами разъезжалась и совсем не хотела давать упора. Однако совместные усилия дали свои плоды. Теперь под стволом была лишь малая часть лапы, ниже пясти. И в этот момент рядом с Броном, прямо перед его мордой, едва не опалив усы, упала горящая ветка. Угольки посыпались вниз, на лапы разгребающего самца и на крут придавленной волчицы. Та взвыла, огрызаясь и резко сбрасывая кусочки огня с себя зубами, при этом опаляя ещё и внутренности пасти.
- Черт! Черт! Как же больно,- от резкого прилива эмоций, а ещё, пожалуй, и страха, сил у Вены как будто прибавилось и в последнем рывке она вытащила заднюю конечность из плена и по инерции пролетев ещё около полуметра шлепнулась прямо в мокрую, грязь, под проливной дождь. Было противно, но двигаться совсем не хотелось. Она была в безопасности, правда лапа жутко болела, но это были мелочи по сравнению с опасностью заживо сгореть, которая только недавно стояла совсем рядом. Волчица лежала в грязи, вытянувшись и слушала, как дождь лупит по её голове, спине, лапам. А где-то рядом стоял её спаситель. Такой же мокрый и наверняка пострадавший.

Отредактировано Venatrix (18-01-2013 20:42:39)

+1

37

Ясное дело, волчице не понравились подобные разговоры, и она даже стала возмущаться его поведению. На что Бронн только усмехнулся, продолжая копать.
- Крошка, ты сейчас в моих лапах, как ни крути. Я бы не советовал тебе указывать мне, что стоит делать, а что нет. Сила моих лап и способности моего мозга не зависят от моего языка.
Хитрые зеленые глаза на мгновение замерли на волчице, а морда вновь растянулась в улыбке. Опасность, казалось, миновала. Вена жива и ничего не угрожает ее жизни и жизни самого Брона, а огонь, что все еще горит, скоро потухнет от холода и дождя.
Волчица стала рваться вперед, пытаясь выбраться из плена, а Бронн только яростнее принялся за работу. Холодный дождь, скользкая грязь под лапами, все мешало его действиям. Два раза волк все же поскользнулся и упал мордой в земляную жижу.
- Будешь мне должна, - отплевываясь, поднимаясь на лапы, серый хотел было еще подробно расписать все то, что она будет должна, когда «храбрый рыцарь» ее освободит, но не успел, так как рядом с мордой, откуда-то сверху, упала горящая ветка. Бывший сколл вовремя убрал в сторону голову, но вот лапы не успел. Нарастающая в геометрической  прогрессии, боль, запах опаленной шкуры – Бронн дернулся в сторону. Он не сразу понял, что произошло, лишь тогда, когда отбежал от огненной ветки, волк понял, что наступать на лапы ему больно.
- Ты живая?
Пришлось обойти дерево с другой стороны, что бы найти Вену, лежащую в грязи. Вода струями стекала по ее мокрой шерсти, но она была жива, а это было главное. С усмешкой, Бронн добрел до нее и лег напротив нее, переводя дыхание. Он никак не мог понять, почему лапы все еще болят, но говорить о своих ранениях волчице он не собирался.

+1

38

Голос волка послышался где-то перед носом и при этом сверху. Вена чуть вздрогнула и ткнулась мордочкой в лапы. Самка вздохнула и перевела дух.
- Живая... Благодаря тебе,- тихо шепнула волчица и подняла голову, смотря на Бронна. Захотелось лизнуть его в уголок губ, показать как предана и благодарна. Конечно же, его язвительные замечания в процессе освобождения совсем не радовали её, но почему-то казалось, что это просто часть его. Тем более, что замечания были даже не обидным. хотя и заметно пугали от мало знакомого волка.
Слегка поежившись, Вена попыталась встать, подтягивая больную лапу под себя. Конечность почти не чувствовалась и вообще слабо слушалась, а ещё это грязь, которая так и не дала нормального упора. Радовало, пожалуй, только одно - дождь уменьшился и почти сошел на нет. Сильный, холодный ветер, который все это время заставлял тело содрогаться мелкой дрожью, сейчас с большим упорством угонял тяжелый тучи прочь, куда на юг, как пастушья собака бегает вокруг овец и ощутимо кусает их за ноги, дабы гнать туда, куда ей будет угодно.
Приподняв морду, волчица чуть улыбнулась. Ветер перестал казаться таким промозглым, хотя она и была все ещё мокрая. Встав на три лапы, она отряхнулась, разбрызгивая влагу с шерсти и сладко потягиваясь, разминая затекшие мышцы. Теперь её светло-грязная шерсть топорщилась в разные стороны и делала её похожей на огромную, мокрую крысу. Фыркнув, самка осторожно присела боком и стала облизывать пострадавшую лапу. Что сказать волку она не знала. Совсем слабая на словесные обороты, она не очень любила говорить и хоть как то выражать словами свои чувства. Ненадолго повернувшись, она одарила самца короткой, мимолетной, но очень теплой улыбкой. А затем снова отвернулась, с ещё большим усердием принимаясь за зализывание раны.
- Интересно, что он сейчас думает? Чего от меня ждет? Может каких-то действий? Черт, как же я не люблю не оправдывать ожиданий, но... Ррр, надо спросить, иначе никогда не узнаю,-резко повернувшись, Вена дернула ушами, отводя их назад и выжидательно смотря на волка.
- Чего ты хочешь?- вышло немного грубовато и напряженно. Не стоило пожалуй так разговаривать со своим спасителем. Поэтому быстро одумавшись, Вена совсем прижала уши,- В смысле, я не люблю оставаться должницей, поэтому... Как я могу тебя отблагодарить?

+1

39

Бронн молча наблюдал за ней. Волчица встала, отряхнулась, сбрасывая с себя на землю и на волчару куски земли и воду. Избавившись от лишней воды, грязная шерсть ее немного распушилась, придавая телу какой никакой, а объем. Она робко улыбнулась и принялась вылизывать раненую лапу, а волк просто лежал и наблюдал за ее движениями с улыбкой на морде. Было видно как она то ли смущена, то ли не найдет нужных слов, и это все приводило Бронна в неописуемый восторг. Уши волчицы легли назад, плотно прижавшись к голове и тут она выдала, что хочет знать его желания.
Серый не смог сдержать смех и нахально рассмеялся. Будь он человеком, он возжелал бы самку на ночь, или на несколько ночей, но даже самая темная волчья душа не настолько изощрённая и коварная, что бы требовать такое.
- А твой первый вопрос мне понравился больше, - поднялся он на лапы, забывая об ожогах и чуть не взвизгнул от позабывшей боли, успевая сдержаться, и лишь на мгновение прижались уши, - я привык брать сам все то, что хочу.
Волк стоял перед ней, неожиданно серьезен и мрачен, а грязная вода стекала с его шерсти. От боли хотелось скулить, как волчонку или отгрызть ненавистную плоть, чтобы не болела впредь. Страх Вены он тоже прекрасно чувствовал и это, определенно, было ей плюсом. Ведь веселый, в большинстве своем, Бронн, был еще и отменным и хладнокровным убийцей. С ним нельзя забываться незнакомцам, чувствовать себя своим, находясь с ним плечо к плечу.
- За спасение жизни можно ответить только тем же, - нахмурил брови, - Нет другой цены. И я не стану требовать этого от тебя, потому что было бы довольно глупо. Я спас тебя потому, что мне это ничего не стоило. Просто оказался рядом. А хочешь отблагодарить… То, расскажи мне, что ты здесь делаешь?

+1

40

- Понравился говоришь? Что, нравится чувствовать себя хозяином положения?,-самка усмехнулась, поднимаясь, но при этом не опираясь на больную лапу. Сделав пару шагов вперед, она совсем близко оказалась рядом с Бронном, но при этом все равно смотрела на него снизу вверх, ибо была значительно мельче самца. Довольно рыкнув, волчица чуть оскалилась, отводя уши назад и виляя хвостом. Наверное она вела себя жутко не логично, но что поделать - она молодая самка, а сейчас весна как никак.
- Что я здесь делаю... Это не секрет, но за свою откровенность, я бы хотела того же. Я пришла на территорию ближайшую к Шелесту Трав, потому что хочу стать частью её. Здесь у меня назначена встреча с хесом,- как то неожиданно все эти секреты и скрытность стали ни к чему. Самка вдруг поняла. что совершенно не ощущает опасности. Ни за свою жизнь, ни за жизнь сестры. Ничто больше не держало её и не сковывало. За долгие месяцы скитаний, она снова почувствовала это легкое и странное ощущение. Описать его словами или мыслями было просто невозможно, но чувство было прекрасным, заполняющим и очень сильным. Светлая весело улыбнулась, обнажив зубы в оскале и глянула в глаза Бронну.
- Ну? А ты, расскажешь, что здесь делаешь?- в голосе добавилось легкости и игривости. Вена присела и окинула серого взглядом, с удовольствием подмечая крепкие мышцы под мокрой, облепившей тело, шерстью. От цепкого взгляда не ушли и обгоревшие куски кожи на лапах. Вместо картинных "о, боги!" и "как же так", самка спокойно прилегла ближе и коснулась розовым языком правой лапы. Сейчас её шея была открыта для удара и в принципе, волчица полностью показывала свое доверие к этому самцу. Ей было уже нечего опасаться за свою жизнь. Он её спас, ценой собственного спокойствия, а значит пока убивать не собирается и это радует. Движения языка стали чуть сильнее, слизывая обугленную шерсть с запекшейся кровью и принося лишь слабое облегчение от зуда и тупой, ноющей боли, которая наверняка сейчас томила душу волка.

+1


Вы здесь » Los lobos. Sonrisa de la muerte. » Нейтральные земли » Кант фронтера - граница


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC